Get Adobe Flash player

От странствующих людей Бирмы ( совр. Мьянма ) до народности оранг лаут ( ” люди моря ” ) с Сингапура и Суматры и части населения Юго-Восточной Азии существуют сообщества морских кочевников, которых называют морскими цыганами. Считается, что большинство этих племен возникло,
когда более сильные кланы вынудили другие сообщества искать прибежища в море – последнее место, которое большинство людей выбрало для жизни.

Вероятно, не найдется больше другой народности, которая проводила бы так много времени на морских просторах. На сушу морские цыгане наведываются в самых крайних случаях, только чтобы набрать пресной воды и дров, обменять свою морскую продукцию на рис, построить лодки и похоронить умерших. Они настолько привыкли жить среди рокочущего океана, что, по их словам, у них возникает “морская болезнь”, когда им приходится выйти на сушу. И поэтому они стараются сократить свое пребывание на берегу до минимума.

Дети рождаются на лодках и вырастают в море, которое служит им местом для игр. Цыганята адаптируются к водному существованию довольно необычным способом. Они становятся чрезвычайно искусными ловцами рыбы, выискивая ее под водой, и исследования показали, что их глазные мышцы только укрепляются, что обеспечивает лучшую фокусировку под водой.

Представители племени баджау лаут с архипелага Сулу на сегодняшний день являются самым многочисленным сообществом морских цыган. И хотя большинство представителей баджау переселилось на сушу, многие еще продолжают жить в деревнях, расположенных на сваях вблизи коралловых рифов, иногда на расстоянии нескольких миль от ближайшего острова, а в некоторых случаях в домах – лодках. Баджау живут в ритме с морем и полагаются скорее на приливы и фазы луны, чем на даты и часы при определении времени. Они обладают громадным знанием того, как, где и когда собирать различную морскую живность. В наши дни баджау все больше пользуются сетями из монофиламентной нити для ловли рыбы, но традиционно они всегда были больше морскими охотниками, чем обычными рыбаками, специалистами по заманиванию в ловушку и загарпуниванию рыбы, осьминогов, дельфинов и черепах, сбору моллюсков и морских огурцов – необычайно развитой культуры подводного собирательства.

И хотя морские цыгане славятся своими дайверскими способностями, они все меньше и меньше в наши дни применяют этот метод для сбора пищи, тем не менее одного или двух опытных дайверов всегда можно встретить в более традиционных сообществах баджау. Не имея достаточно денег, чтобы купить необходимое снаряжение, они надевают лишь очки, вставляя прозрачные кусочки пластика в вырезанную из дерева оправу, и делают гарпуны из заостренных металлических палок, а резиновую деталь – из велосипедных шин. Хотя ныряльщик баджау может не иметь самого современного снаряжения и неизменно выкуривать огромное количество сигарет каждый день, на одном только вдохе он способен погрузиться в воду на глубину до 30 метров и охотится под водой до пяти минут.

Баджау лаут живут в том океанском регионе, который ограничен островами Сулавеси, Борнео и Филиппинами, образующими треугольник. Большинство из них имеют филиппинские корни, и именно на Филиппинах применялись эти традиционные дайверские навыки, которые развились в необычайно эффективную, но и неоднозначную технику ловли рыбы. Техника муро-ами была изобретена для сбора рифовой рыбы. Она предполагает участие большого количества ныряльщиков, работающих вместе, когда они расставляют огромные, похожие на мешок, сети. Подплывая под рифы, чтобы закрепить дно сетей на коралловых рифах и камнях, и всплывая на поверхность с помощью наполненных воздухом пластиковых бутылок, ныряльщики растягивают сеть в средних слоях воды.

Затем еще несколько ныряльщиков прыгают с лодки в воду, образуя гигантский круг на поверхности воды, и, используя камни, привязанные к длинным веревкам, которые покрыты пластиковыми лентами, бьют по нижней части рифа. Звук камней, ударяющих по кораллам, и вид завесы из лент привлекают рыбу и других обитателей рифов. По мере того как круг ныряльщиков сужается, животные оказываются в загоне, перемещаясь ближе к зияющему отверстию сети. В этот момент морские цыгане снижаются, чтобы затянуть гигантский мешок вокруг массы рыб, а затем медленно поднимают его к ожидающей лодке.

При наличии 500 работающих вместе ныряльщиков техника муро-ами может быть необычайно продуктивной. Одна “очистка” может дать несколько тонн рыбы. Движения дайверов создают незабываемое зрелище, напоминающее подводный балет. Но здесь существует определенный риск: ныряльщики могут запутаться в сетях и утонуть.

Кроме того, техника муро-ами носит разрушительный характер, после такой ловли рифы обычно лишены всякой морской живности, а стучание по камням разрушает медленно растущие кораллы. Но к запрету данной практики в итоге привели в конце 1980-х обвинения в эксплуатации детского труда.

Тем не менее отдельные лодки морских цыган муро-ами продолжают курсировать вокруг островов Себу и Палаван. Но в таких местах, как Паалинг, используются и другие, похожие методы ловли рыбы, когда дайверы вдыхают воздух через длинные трубки, соединенные с компрессором, который находится в лодке. Это позволяет им размещать свои сети еще глубже в воде и оставаться там дольше. Но такие ухищрения не делают этот метод безопаснее. Компрессорные трубки могут оторваться, запутаться или повредиться, внезапно прекращая доступ воздуха.

И хотя подобные методы ловли, сыграли свою роль в разграблении когда-то изобильных филиппинских рифовых систем, они остаются живым свидетельством того, до каких глубин добрался человек, покоривший морское пространство. Даже не имея современного оборудования, мы обладаем потрясающей способностью тренировать свои тела и адаптироваться к жизни в той среде, для которой не были рождены. В настоящее время с учетом постоянно развивающихся технологий наше знание океана выглядит еще более впечатляющим.


Комментарии:

Оставить комментарий